Структурализм (Structuralisme)

Взятое из лингвистики и гуманитарных наук направление мысли, которое отдельные его представители пробовали выдать за философское течение. Структуралисты выделяют в изучаемом предмете не столько его элементы либо их сумму, сколько структуру предмета либо систему взаимосвязей его частей. Если предметом исследования становится человек и его проявления, то и тут структуралисты Структурализм (Structuralisme) рассматривают его не как творение либо субъект, как итог структурных зависимостей. Тем структурализм противоборствует экзистенциализму, на замену которому он и явился в 1960-е годы в качестве новейшей «парижской моды». С развитием структурализма связаны имена таких больших ученых, как Леви-Строс, Фуко (224), Лакан, Альтюссер и другие. Все это были профессиональные люди, потратившие на Структурализм (Structuralisme) разработку собственных мыслях много труда. Конечный итог их изысканий, освобожденный от наружной престижной мишуры, остается свидетельством напряженной работы ума, выдержанной в ключе конструктивного антигуманизма (имеется в виду теоретический антигуманизм). В качестве иллюстрации мышления структуралистов нередко приводят тему погибели человека, изложенную в заключительной части самой известной из книжек Структурализм (Structuralisme) Фуко, размещенной в 1966 году: «Человек, как без усилий указывает археология нашей мысли, – это изобретение недавнешнее. И конец его, может быть, недалек» («Слова и вещи», глава Х). Вобщем, невзирая на изящество изложения, а может быть, и из-за этого изящества, сочинение Фуко смотрится несколько двусмысленным. На мой взор, еще поточнее суть Структурализм (Structuralisme) структурализма передает последующее выражение Леви-Строса, с которым лично я не могу не согласиться: «Конечной целью гуманитарных наук является не создание человека, а его разложение» («Первобытное мышление», IX). Означает ли это, что от гуманизма следует отрешиться? Совсем нет. Но доступный нам гуманизм будет носить практический, а не теоретический Структурализм (Structuralisme) нрав. Его основанием становится не наше познание о человеке (который является частью природы – утверждение, подтверждающее правоту теоретического антигуманизма), а наше рвение созидать его таким, а не другим (человечным, другими словами гуманным в нормативном смысле слова). Гуманитарные науки не могут быть человечными. Человечными можем быть только мы сами.

На 1-ый взор структурализм Структурализм (Structuralisme) представляется отходом от материализма: положение элемента в данной структуре имеет в его рамках большее значение, чем материя, из которой состоит этот элемент. Но в итоге структурализм приходит к тому, что Жиль Делез именовал «новым материализмом». Недостаточно, подчеркивает Леви-Строс, «собрать отдельные проявления человечности в общую человечность Структурализм (Structuralisme). Это только 1-ый шаг, за которым должны последовать другие, предпринимаемые точными и естественными науками, а конкретно возврат культуры к природе, а в конечном счете и к жизни как такой в совокупы ее физико-химических условий» (там же, IX). Человек – это не правительство в государстве, а означает, мы вновь возвращаемся Структурализм (Structuralisme) к Спинозе. Если смысл имеет только «положение», как указывает Леви-Строс, если «смысл есть всегда итог композиции частей, которые сами по для себя ничего не значат», как следует, смысл не имеет субъекта – ни в виде Бога, ни в виде человека. Означает, не существует никакого смысла смысла, а смысл всегда сводится к чему Структурализм (Structuralisme)-то другому, тому, что само по себе смысла не имеет (Леви-Строс, «Диалог с Рикером», 1963, с. 637). Как отмечает Делез, цитирующий эти строчки, «для структуралиста смысл – это всегда итог, следствие, но следствие не только лишь как продукт, а и как эффект – оптический эффект, языковой эффект, позиционный эффект Структурализм (Structuralisme)» («По каким признакам выяснить структурализм?», в кн.: Ф. Шатле, «История философии», т. 8). Структурализм – это «кантианство без трансцендентального субъекта», утверждает Рикер, и Леви-Строс согласен с этой формулировкой. Из всего произнесенного вытекает, что субъекта как такого вообщем не существует или субъект проявляется только как следствие структуры (эффект иллюзии): Бог погиб, а Структурализм (Structuralisme) может быть, погиб и человек (М. Фуко, указ. соч.). Это не высвобождает нас от необходимости оставаться гуманными, хотя само по себе еще не служит достаточным для нее основанием.

Стыд (Honte)

Никак не чувство вины, так как можно испытывать стыд, зная, что ты ни в чем же не повинет. Конкретно такового Структурализм (Structuralisme) рода страдание причиняет нам саркастический чужой взор – мы ощущаем себя несуразно и жаль. Время от времени для этого бывает довольно неловкости, физического недочета, грязного пятна на лице либо одежке. А сколько дам, подвергшихся насилию, ведали об охватившем их чувстве стыда! Они, очевидно, не ощущали за собой никакой Структурализм (Structuralisme) вины, но им пришлось пережить унижение и презрительную грубость, нечто такое, что воспринимается как посягновение на честь и достоинство. Резоны рассудка значат тут меньше, чем глас чувства; нравственность – меньше, чем страдание, а чувство вины – меньше, чем уязвленное самолюбие. Потому нам тяжело неоспоримо согласиться с определением, предложенным Спинозой: «Стыд есть неудовольствие, сопровождаемое Структурализм (Structuralisme) мыслью какого-нибудь нашего деяния, которое другие, по нашему выражению, порицают» («Этика», часть III, определение аффектов, 31). В каких-либо случаях это вправду может быть так, но из этого не следует, что так бывает во всех случаях. Можно испытывать стыд, совсем не предпринимая никаких действий. И осуждение других людей Структурализм (Structuralisme) совсем не непременно. Нам бывает постыдно, если наше собственное представление о для себя (либо воспоминание, производимое нами на других) не соответствует тому виду, который кажется нам желательным. Есть люди, стыдящиеся собственного тела, собственной бедности, собственного бескультурья. Есть даже люди, стыдящиеся собственных родителей. Ясно, что они не считают себя ответственными за Структурализм (Structuralisme) это; просто им кажется унизительным представать перед сторонним взглядом в этом теле, в этом положении, в этой семье… Декарт проницательно подметил, что стыд имеет много общего с самолюбием, и поэтому далековато не всегда достоин осуждения, а иногда может быть даже полезен («Страсти души», часть III, § 205 и § 206).

Необходимо только стараться Структурализм (Structuralisme) не стать пленником этого чувства. Все-же самолюбие – это злосчастная любовь, собственного рода болезнь, которая нуждается в исцелении.

Издавна увидено, что мы никогда не испытываем стыда перед животными, также находясь в одиночестве (в данном случае приходится гласить уже не о стыде, а об угрызениях совести либо раскаянии Структурализм (Structuralisme)). Стыд – чувство, проявляющееся «один на один», но возникающее через посредничество другого человека (либо других людей). Стыд, подчеркивает Жан-Поль Сартр, это «единичный ужас 3-х измерений». Мне постыдно, когда субъект, каковым я являюсь, ощущает себя в очах другого субъекта объектом: «Мне постыдно за себя перед другими » («Бытие и ничто», с. 350). Избавиться от Структурализм (Structuralisme) чувства стыда можно, только спрятавшись от чужих взглядов (одиночество) либо сбросив статус объекта (стать возлюбленным либо почетаемым). Лучше всех выразить суть стыда сумел, пожалуй, Ницше, сформулировавший три последующих афоризма:

«Кого называешь ты нехорошим? Того, кто вечно желает стыдить.

Что тебе человечнее всего? Уберечь кого-то от стыда Структурализм (Structuralisme).

Какова печать достигнутой свободы? Не стыдиться больше самого себя» («Веселая наука», книжка III, §§ 273–275).

Стыдливость (Pudeur)

Добродетель скрытности. Она подразумевает, что человеку характерно желание выставлять что-либо на всеобщее обозрение (по другому стыдливость не была бы добродетелью), и поэтому стыдливость всегда связана с наисильнейшим смущением: смущение проявляется конкретно поэтому, что Структурализм (Structuralisme) его всячески пробуют скрыть. Литтре обусловил стыдливость как «честный стыд», и парадоксальность явления (стыдливость принуждает стыдиться того, что совсем не постыдно) в значимой мере разъясняет его притягательность. Стыдливость поглубже и основательней благопристойности; она связана не столько с условностями, сколько с деликатностью, зависит не столько от общества, сколько от самого человека, свидетельствует Структурализм (Structuralisme) не столько о вежливости, сколько о нравственности. Это один из методов защититься и защитить других от внушенного другими либо внушаемого другим желания. Только возлюбленные могут позволить для себя обходиться без стыдливости.


strukturnie-osobennosti-ekonomiki-ssha-referat.html
strukturnie-otlichiya-transformiruyushaya-propoved-teoriya-i-praktika-devid-m-braun-perevod-timofeya-cheprasova.html
strukturnie-podrazdeleniya.html